Сталин: этого мы точно не знали.

Опубликовано: 30.03.2017

видео Сталин: этого мы точно не знали.

Убить Сталина / Kill Stalin. 4 Серия. Сериал. StarMedia. Военный Фильм

Товарищ Сталин не был обделен чувством юмора, приведем несколько примеров.



Из мемуаров 1-го из сторожей Сталина А.Рыбина.

В поездках Сталина часто сопровождал сторож Туков. Он посиживал на фронтальном сиденье рядом с шофером и имел обыкновение в пути засыпать. Кто-то из членов Политбюро, ехавший со Сталиным на заднем сидение, увидел:

— Товарищ Сталин, я не усвою, кто из вас кого охраняет?


Убить Сталина / Kill Stalin. 1 Серия. Сериал. StarMedia. Военный Фильм

— Это что, — ответил Иосиф Виссарионович, — он еще мне собственный пистолет в плащ сунул — возьмите, дескать, на всякий случай!

В один прекрасный момент Сталину доложили, что у маршала Рокоссовского появилась любовница и это — популярная красавица-актриса Валентина Серова. И, дескать, что с ними теперь делать будем? Сталин вытащил изо рта трубку, чуток подумал и сказал:

— Что будем, что будем… завидовать будем!

Сталин прогуливался с Первым секретарем ЦК Грузии А. И. Мгеладзе по аллеям кунцевской дачи и угощал его лимонами, которые вырастил сам в своем лимоннике:

— Попытайтесь, тут, под Москвой, выросли! И так пару раз, меж дискуссиями на другие темы:

— Попытайтесь, отличные лимоны! В конце концов собеседника озарило:

— Товарищ Сталин, я вам обещаю, что через семь лет Грузия обеспечит страну лимонами, и мы не будем ввозить их из-за границы.

— Слава Богу, додумался! — произнес Сталин.

Конструктор артиллерийских систем В. Г.Грабин говорил мне, как в канун 1942 года его пригласил Сталин и произнес:

— Ваша пушка выручила Россию. Вы что хотите — Героя Социалистического Труда либо Сталинскую премию?

— Мне все равно, товарищ Сталин.

Дали и то, и другое.

Во время войны войска под командованием Баграмяна первыми вышли к Балтике. Чтобы преподнести это событие по пафоснее, армянский генерал лично налил в бутылку воды из Балтийского моря и повелел собственному адъютанту лететь с этой бутылкой в Москву к Сталину. Тот и полетел. Но пока он летел, немцы контратаковали и откинули Баграмяна от балтийского побережья.

К моменту прилета адъютанта в Москве об этом были уже осведомлены, а сам адьютант не знал — в самолете радио не было. И вот гордый адъютант входит в кабинет Сталина и пафосно провозглашает:

— Товарищ Сталин, генерал Баграмян отправляет Вам воду Балтики!

Сталин берет бутылку, несколько секунд вертит ее в руках, после этого дает назад адъютанту и произносит:

— Отдай назад Баграмяну, скажи, пусть выльет там, где взял.

Различные люди, которым довелось глядеть кинофильмы со Сталиным, поведали мне много эпизодов на данную тему. Вот один из их.

В 1939 году смотрели «Поезд идет на восток». Фильм — не ахти какой: едет поезд, останавливается…

— Какая это станция? — спросил Сталин.

— Демьяновка.

— Вот тут я и сойду, — произнес Сталин и вышел из зала.

При разработке автомобиля «Победа» планировалось, что заглавие машины будет «Родина». Узнав об этом, Сталин иронично спросил: «Ну и почем у нас будет Родина?» Заглавие автомобиля сходу изменили.

Дискуссировалась кандидатура на пост министра угольной индустрии.

Предложили директора одной из шахт Засядько. Кто-то сделал возражение:

— Все отлично, но он злоупотребляет спиртными напитками!

— Пригласите его ко мне, — произнес Сталин. Пришел Засядько. Сталин стал с ним беседовать и предложил испить.

— С удовольствием, — произнес Засядько, налил стакан водки: — За ваше здоровье, товарищ Сталин! — испил и продолжил разговор.

Сталин чуток отхлебнул и, пристально следя, предложил по 2-ой. Засядько — хлобысь 2-ой стакан, и ни в каком глазу. Сталин предложил по третьей, но его собеседник отодвинул собственный стакан в сторону и произнес:

— Засядько меру знает.

Побеседовали. На заседании Политбюро, когда опять встал вопрос о кандидатуре министра, и снова было заявлено о злоупотреблении спиртным предлагаемым кандидатом, Сталин, прохаживаясь с трубкой, произнес:

— Засядько меру знает!

И много лет Засядько возглавлял нашу угольную индустрия…

Один генерал-полковник докладывал Сталину о положении дел. Верховный главнокомандующий выглядел очень удовлетворенным и два раза одобрительно кивнул. Окончив доклад, полководец замялся. Сталин спросил: «Вы желаете еще чего-нибудть сказать?»

«Да, у меня личный вопрос. В Германии я отобрал кое-какие интересующие меня вещи, но на контрольном пункте их задержали. Если можно, я просил бы возвратить их мне».

«Это можно. Напишите рапорт, я наложу резолюцию».

Генерал-полковник вынул из кармашка заблаговременно заготовленный рапорт. Сталин наложил резолюцию. Проситель начал жарко благодарить.

«Не стоит благодарности», — увидел Сталин.

Прочитав написанную на рапорте резолюцию: «Возвратить полковнику его барахло. И.Сталин», генерал обратился к Верховному: «Здесь описка, товарищ Сталин. Я не полковник, а генерал-полковник».

«Нет, здесь все верно, товарищ полковник», — ответил Сталин.

Адмирал И.Исаков с 1938 года был заместителем наркома Военно-Морского флота. Однажды в 1946 году ему позвонил Сталин и произнес, что есть мнение назначить его начальником Головного Морского штаба, в том году переименованного в Главный штаб ВМФ.

Исаков ответил: «Товарищ Сталин, должен вам доложить, что у меня суровый недочет: ампутирована одна нога».

«Это единственный недочет, о котором вы считаете нужным доложить?» — последовал вопрос.

«Да», — подтвердил адмирал.

«У нас ранее был начальник штаба без головы. Ничего, работал. У вас только ноги нет — это не жутко», — заключил Сталин.

В 1-ый послевоенный год министр денег А.Зверев, обеспокоенный высокими гонорарами ряда больших писателей, подготовил соответствующую докладную записку и представил ее Сталину. Тот попросил пригласить к нему Зверева.

Когда министр вошел, Сталин, не предлагая ему сесть, сказал: «Стало быть, выходит, что у нас есть писатели-миллионеры? Страшно звучит, товарищ Зверев? Миллионеры-писатели!».

«Страшно, товарищ Сталин, страшно», — подтвердил министр.

Сталин протянул финансисту папку с приготовленной им запиской: «Страшно, товарищ Зверев, что у нас так не достаточно писателей-миллионеров! Писатели — это память цивилизации. А что они напишут, если будут жить впроголодь?»

Осенью 1936 года на Западе распространился слух о том, что от тяжелой болезни скончался Иосиф Сталин. Чарльз Ниттер, корреспондент информационного агентства Ассошиэйтед Пресс, решил получить информацию из самого достоверного источника. Он отправился в Кремль, где передал для Сталина письмо, в котором просил: подтвердить либо опровергнуть этот слух.

Сталин ответил журналисту немедля: «Милостивый сударь! Как мне понятно из сообщений зарубежной прессы, я издавна уже оставил сей грешный мир и переселился на тот свет. Потому что к сообщениям иностранной прессы нельзя не относиться с доверием, если вы не желаете быть вычеркнутым из списка цивилизованных людей, то прошу веровать этим сообщениям и не нарушать моего покоя в тиши потустороннего мира.

26 октября 1936. С почтением И.Сталин».

Как-то зарубежные корреспонденты спросили Сталина:

— Почему на гербе Армении изображена гора Арарат, ведь она не находится на местности Армении?

Сталин ответил:

— На гербе Турции изображен полумесяц, а ведь он тоже не находится на местности Турции.

Наркома сельского хозяйства Украины вызвали на Политбюро, Он спросил:

— Как я должен докладывать: кратко либо тщательно?

— Как желаете, сможете кратко, сможете тщательно, но регламент три минуты, — ответил Сталин.

В Большенном Театре готовили новейшую постановку оперы Глинки «Иван Сусанин». Послушали члены комиссии во главе с председателем Большаковым и решили, что надо снять конец «Славься, российский люд!»: церковность, патриархальщина…

Доложили Сталину.

«А мы поступим по другому: конец оставим, а Большакова снимем.»

Когда решали, что делать с германским военным флотом, Сталин предложил поделить, а Черчиль внёс встречное предложение: «Затопить».

Сталин отвечает: «Вот вы свою половину и топите».

Сталин приехал на спектакль в Худ. театр. Его повстречал Станиславский и, протянув руку произнес: «Алексеев», называя свою настоящую фамилию.

«Джугашвили», — ответил Сталин, пожимая руку, и прошел к собственному креслу.

Гарриман на Потсдамской конференции спросил у Сталина:

«После того, как немцы в 1941 году были в 18 км. от Москвы, наверняка, вам на данный момент приятно разделять поверженный Берлин?»

«Правитель Александр дошел до Парижа», ответил Сталин.

На переговорах шли споры о послевоенных границах, и Черчилль произнес:

«Но Львов никогда не был русским городом!»

«А Варшава была», — сделал возражение Сталин.

 

rss